†...Всякая нечисть...†
Вы попали в ад и кошмар.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

†...Всякая нечисть...†Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »


вторник, 24 февраля 2009 г.
Кто я? У меня нет имени. Я просто рассказываю миру о них. О нём. 515344263843388 11:39:02
И было...

Нет, не так.

Было ЛЕТО, и мир вяз в нём, как пчела в меду. Лето было везде - оно швырялось солнечными зайчиками в собак и кошек, сновало непоседливыми бликами по крышам домов, рассыпалось узорчатой мозаикой под сенью деревьев, плетя на земле затейливое кружево светотени. Мир тонул в душном воздухе, окутывавшем его с ног до головы - от тоненьких одуванчиков, бессильно склонивших золотистые головки, до самых верхушек исполинских деревьев, покрепче вцепившихся корнями в родимую землю.

Здесь очень жарко, не так ли? Нет-нет, не отвечайте, лучше посмотрите вниз, туда, где между двумя холмами, на которых ровной грядой тянется лес, в ожидании живительной вечерней прохлады залёг город. Бедняга, он совершенно не приспособлен для этого времени года - в его артериях и венах, где обычно бодро течёт поток машин, сейчас болезненное затишье - пробки повсюду застопорили движение, и хозяева машин тщетно орут друг на друга, время от времени промокая салфетками вспотевшие лбы. Да, сейчас очень жарко - и люди снуют по городу с осоловевшими, полубезумными взглядами, стараясь избегать контакта с такими же раздражёнными, потными и постоянно куда-то опаздывающими представителями человеческой расы. Лето пьянит и дурманит, как хмель - и вот оно уже везде, в каждом взгляде и жесте - вы наверняка заметили, как многих сковывает лень - и деться от него совершенно некуда.

Не так ли?

Тшшш, ступайте тихо. Вы же идёте за мной, правда? Но там, куда мы идём, нет места шуму и крикам - не тем, к которым мы все так привыкли. Почему вы на меня так смотрите? Пугаю? Отнюдь. Здесь нечего боятся - но лес принимает далеко не всех. Примет? Вы так уверены? С чего это вдруг? Ах, вы тоже...

Впрочем, мы скоро это узнаем.

Какая прохлада... Закройте глаза. Нет-нет, не закрывайте. Откиньте голову назад, смотрите вверх, туда, где ветер складывает причудливое оригами листвы и неба - и позвольте лесу обнять вас. Здесь тоже лето, скажете вы. Да, и здесь - застывшее каплями росы в соцветиях, пытающееся обогнать ветер и завлечь нас туда, в глубину, в чащу…

И, как оказывается, не нас одних.

Пойдём же за ним - вон той тропой, что скрывается в живом полотне зарослей... Видите, видите - туда заходит человек! Постойте, а человек ли он? Не старый ли это мой знакомец леший? Нет... Его походка слишком легка и грациозна - так скользят меж деревьев нимфы и эльфы, не тревожа ни единого растения, смеясь и падая в доверчиво распахнутые объятия леса... Эльф? Возможно, но разве такая сила, такая уверенность и мощь должны исходить от них, такую мудрость и боль должен запрятать в себя их взгляд? Кто же ты, странник?

Есть ли у тебя имя?...

Он не зовёт нас, но и не уговаривает остаться. Вряд ли ему есть до этого дело...

Почему же тогда вам стало страшно? Вы хотите идти за ним или боитесь его? А может быть, всё вместе? В любом случае, уже поздно - мы почти пришли... Круглая поляна, в центре которой полыхает костёр, люди, от которых волнами распространяется сила - негромко смеющиеся, что-то шепчущие воздуху, загадочно улыбающиеся кому-то - быть может, самим себе - словно участники свершающегося таинства... А, вот и наш знакомый - сидит у костра. Как всегда... Не слушайте меня, лучше посмотрите на него - на длинные волосы, похожие на плавленое дерево, на его глаза, горящие ярко, как угли... Куда он смотрит?

Может быть, спросим его? Да что это я - наверняка вы знаете, на что он смотрит. Лес уже нашептал вам, верно? Не говорите ему, что в его взгляде мелькает нежность - он разозлится.

Укроемся в тени деревьев, и они не заметят нас. Но что это? Что-то происходит? Вы слышите? Музыка... Как? Откуда? И почему так яростно полыхает огонь, словно призывает кого-то?

Молчите. Не говорите, не думайте, не задавайте вопросов. Просто смотрите и старайтесь запомнить представшую перед вами картину навсегда.

Если пламя не выжжет её из вашей памяти.

…В центре круга неподвижно стоял юноша. Напряжённо застыв и всматриваясь в ночную тьму, он, казалось, не замечал ничего, что творилось вокруг. Но с первым аккордом музыки он весь пришёл в движение: робко поднялись и замерли руки, слегка наклонилась голова, чуть прогнулся позвоночник. Скованными, неуверенными казались его движения, и вместе с тем что-то другое было бы неправильным, неуместным здесь, сейчас... Вдруг музыка дёрнулась, замерла - и пошла сотрясать волнами сильное тело, то пробивая дрожью до самых пяток, то заставляя замереть, ожидая... Это был странный танец - не было ни па, ни шага, ни какой-то определённой схемы, это был пляс, пьяный, безумный; юношу ломало и било, словно в лихорадке, он беспорядочно метался по кругу, и не было в зрителях человека, который не следил бы за ним. Это было противоречие - юноша в центре, то покорный, парящий на ритме мелодии, то по-первобытному агрессивный, и музыка, то мрачная, пульсирующая, то едва слышная, почти ленивая. Вдруг темп мелодии изменился, стал плавным, напевным, и движения юноши, до этого двигавшегося рваными рывками, стали более органичными, неторопливыми. Гибкий и пластичный, он танцевал на воздушных потоках, едва касаясь ногами земли. Осью танца теперь был позвоночник - юноша плавно кружился в такт мелодии, руки его, словно в трансе, то замирали, то взлетали, словно крылья, голова неподвижно склонилась к плечу, и весь он был похож на змею, когда она плавно покачивается, гипнотизируя свою жертву. Взгляды зрителей были прикованы к человеку в центре, и, когда музыка в очередной раз поменяла темп, никто не обратил на это внимания. Теперь, будто компенсируя короткую передышку, музыка рвалась вперёд движениям, это был не гипноз - это была дикость, погоня, охота, и юноша почти задыхался, пытаясь ухватить мелодию за хвост. До этого - смущённый, неуверенный, обезумевший, первобытный - он не имел ничего общего с тем, кто сейчас летал по площадке, задевая языки пламени кончиками пальцев. Небрежная, ленивая грация сквозила в каждом его движении, дико взлетали руки, диким был взгляд тёмно-карих глаз, когда длинные пряди то почти касались изгибающегося позвоночника, то бессильно падали туда, где вздымалась и опадала грудная клетка. И вот он перегнал мелодию, и теперь, по-звериному грациозный, лёгкий и стремительный, носился по площадке, постепенно сужая круги. А музыка меж тем гналась, задыхалась, но разве могла она успеть за ним, и никто по-прежнему не понимал, откуда взялась эта музыка, да никто и не хотел понимать. И когда тело юноши уже содрогалось в такт последним аккордам, он вдруг упал, будто у него внезапно подломились колени, откинул голову и завыл, страстно, дико… И шаманы тут же подхватили эту песню, и непонятно было, к кому она обращена: то ли к тем, кто смотрел с неба, то ли к тем, кто спал под землёй… Всё было в ней - боль, тоска, скорбь - и вместе с тем такая неуёмная жажда жизни, что каждому захотелось заплакать от острого осознания того, что он - живой…

Взгляд длинноволосого мужчины находит что-то и больше не отпускает. Молчаливый диалог продолжается…

Мы - живые! Вы понимаете? Вы уверены, что вы живёте каждую секунду, каждое мгновение, каждый миг? Что каждый день для вас - как танец на грани жизни и смерти, каждое чувство - как огонь, струящийся по венам? Спешите! Живите, пока есть силы, не думая, иначе вся ваша суть превратится в тоску по жизни, вся память - в имена, слова, движения, жесты, звуки - а потом не станет и этого... Танцуйте с огнём всю жизнь, как танцевал шаман всего лишь несколько минут, пока не устанете - впрочем, если это случится, судьба узнает и положит вам на плечо свою костлявую руку...

Возможно, именно это он и пытается сказать нам. Он просит нас жить, не оглядываясь назад, но сберегая то, что у нас есть - и то, где мы живём... Но он в отчаянии - и едва ли нам, даже его собственному брату, суждено это понять.

Они исчезают… Не пугайтесь, просто пришло их время. В конце концов, они всего лишь призраки, которые оживают в День Летнего Солнцестояния, позволяя мне рассказывать их историю. Точнее, её маленький и мало кому известный кусочек - сама история закончилась давным-давно...

Кто я? У меня нет имени. Я просто рассказываю миру о них. О нём. О летнем дне, когда всё могло повернуться по-другому.

Хотя, если вам так хочется назвать меня... Подумайте. Может быть, догадаетесь.

­­
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 23 февраля 2009 г.
Легенды о вампирах. Foxy 666 05:52:30
История Арнольда Паоле.

В1729 г. молодой сербский солдат Арнольд Паоле волею судеб оказался в отдаленной и заброшенной области Греции. Однажды ночью он подвергся нападению вампира. Паоле знал, что если не сумеет немедленно прореагировать на это, то вскоре умрет и со временем сам станет вампиром. И Арнольд принял единственно « правильное, по его мнению, решение: он отыскал могилу вампира, съел немного земли с нее и натер свое тело кровью вампира. Но и приняв все эти меры предосторожности, Арнольд был настолько-напуган случившимся, что вышел в отставку и возвратился домой.

Арнольд поселился на своей маленькой ферме неподалеку от деревни Медуэнья и повел жизнь обычного крестьянина. Однако во время уборки урожая он упал с воза сена и вскоре умер. Он был погребен на церковном дворе, но и там не обрел покоя. Примерно через месяц жители деревни стали встречать бродящего по ночам Арнольда. Те, кому довелось видеть его призрак, заболели, а четверо из них через несколько дней умерли. Началась паника, и было решено раскопать могилу Арнольда и осмотреть его труп. Эта мрачная задача была решена хмурым зимним утром примерно через десять недель после похорон Арнольда. Могильщики выкопали гроб под наблюдением чиновников, прибывших из столицы, а также военных врачей I местных старейшин. Когда гроб был вскрыт, всем присутствовавшим стало ясно, что они имеют дело с вампиром. Арнольд лежал в гробу повернувшись на бок. Его волосы и ногти заметно отросли, а рот алел от свежей крови. Выглядел он как живой человек. После этого труп Арнольда был подвергнут одному из традиционных способов похорон вампира. Крестьяне посыпали чесноком тело Арнольда и прочли над ним молитвы о спасении его души. В его сердце одним ударом был вбит боярышниковый крест. Из раны хлынула густая, темная кровь, как если бы Арнольд был жив, хотя со дня его погребения прошло уже более двух месяцев. Мертвец начал корчиться в агонии и испустил душераздирающий вопль.

Как только появились сведения, что жертвы ночных похождений Арнольда стали вампирами, их гробы были вскрыты. Однако в отчете ничего не говорится о том, в каком состоянии находились тела. По-видимому, они тоже стали вампирами, ибо с ними поступили так же, как и с трупом Арнольда: их проткнули кольями из боярышника и лопатами отрубили им головы. После этого все вампиры были сожжены в пламени огромного костра.

Огонь считался самым мощным средством в борьбе с вампирами. Разумеется, горстка остывшей золы не может воскреснуть, и после уничтожения тела душа вампира, возможно, наконец отправится в потусторонний мир. Но хотя все вампиры были сожжены, а прах их вновь захоронен, через шесть лет в деревне вспыхнула новая эпидемия вампиров. И вновь люди, подвергшиеся нападениям, заболевали, испытывая сильную слабость от потери крови. Затем все они, как и жертвы Арнольда, внезапно умерли.

Жители деревни уже не знали, как им поступить. Тогда из Белграда прибыла группа ученых. Они исследовали каждую сколько-нибудь подозрительную могилу и обнаружили множество трупов вампиров. Среди них были дети, даже младенцы, и, разумеется, взрослые. Их желудки были наполнены свежей кровью. Пепел после сожжения всех вампиров был брошен в реку, чтобы вода унесла его прочь. Исследователи пришли к выводу, что новая эпидемия была вызвана тем, что новые вампиры, видимо, ели мясо животных, ставших некогда жертвами Арнольда Паоле.

Вампиры-призраки
Наиболее распространенным видом вампиров можно считать мертвеца, возвращенного к жизни демоном или вселившимся в него духом, не способным найти успокоение и после смерти. Иногда вампир представляет собой духа или призрака и не нуждается в телесной оболочке, чтобы нападать па живых существ и пить их кровь. Вампиры этого вида возникают чаще всего там, где люди опасаются духов умерших предков и обожествляют их.

Ведьмы и колдуньи, согласно некоторым поверьям, обладают способностью посылать свою душу на большие расстояния, чтобы пить кровь невинных жертв, причем они могут делать это еще при жизни. Их тело впадает в глубокий транс и никак не реагирует на происходящее вокруг до тех нор, пока в него не вернется душа.

Ведьм из Мексики называют киватетео. Считается, что это души женщин, умерших во время родов, и поэтому они охотятся на младенцев, которых пожирают в отместку за свою смерть. Рассказывают, что они собираются на перекрестках дорог, где люди нередко оставляют для них жертвоприношения, чтобы спасти жизнь своих детей.

Древнеассирийские духи экимму - это души людей, тело которых не было погребено подобающим образом. Они испытывают сильный голод и жажду, если не получают жертвоприношений, и, нападая на живых людей, пьют их кровь. Встреча с ними означает верную смерть.

А Австралийские аборигены считают кровь средством, укрепляющим жизненные силы, и дают ее пить больным. Аборигены приносят чаши с кровью в жертву духам умерших предков и вскрывают себе вены во время траура. Если крови будет недостаточно, призрак останется голодным и сам придет за ней.

Восточные вампиры
В Китае о вампирах существует немало легенд, напоминающих предания, бытующие в Европе. Некоторые из вампиров считаются демонами, в других обитают духи неких существ, называемых "пьо". Считается, что они остаются на земле некоторое время после смерти и превращаются в страшных вампиров. Любое не разлагающееся после смерти тело может превратиться в вампира. Но даже скелеты и черепа с помощью демонов могут быть возвращены к жизни. Китайские вампиры часто умеют летать и нередко пожирают трупы и падаль.

Лю, жертва вампира
Однажды учитель Лю возвращался домой после посещения могил своих предков. На следующее утро его женаи к своему ужасу, обнаружила, что на постели лежит... труп, в котором не осталось буквально ни капли крови. В завершение своего кровавого пиршества вампир отгрыз Лю голову. Жена Лю опрометью выбежала из дома на улицу, но была тут же арестована и заключена в тюрьму. Вскоре на ближайшем холме один из жителей деревни, собиравший хворост, обнаружил гроб, стоявший рядом с раскопанной могилой. Пришедшие к могиле соседи с трудом открыли крышку гроба. Там лежал ужасный вампир. Он был покрыт странной зеленой шерстью и имел очень длинные когти на руках, но лицо его почти не отличалось от лица живого человека. В руках вампир держал отгрызенную им голову учителя Лю.

Известно много легенд о кровожадных тиранах, но, пожалуй, никто из них не мог сравниться с князем Владом Дракулой или графиней Елизаветой Батори. История их жизни напоминает легенды о вампирах, распространенных в Центральной Европе.

Влад-кровопиица
В XV в. в небольшом княжестве Влахия правил князь Влад Дракула. В наши дни Влахия входит в состав Трансильвании на территории Румынии.

Фантастическая повесть Брема Стокера о знаменитом графе Дракуле, наводившем ужас на всю Европу, во многом основана на реальных событиях из жизни Влада Дракулы.

Нам известно немало о жизни и приключениях Влада Дракулы, так как многие исторические хроники, рассказывающие о нем, сохранились до наших дней.

Его обычно называли Влад-кровопийца. Это объясняется тем, что он за свою жизнь в наказание посадил на кол тысячи крестьян. Конец кола был закругленным и смазывался маслом, из-за чего смерть была особенно долгой и мучительной.

Дракулу обвиняли также в том, что он сдирал с людей кожу, варил их в масле и жарил на медленном огне, скармливая затем останки своих жертв членам их семей. Рассказывают, что он протыкал ногтями шляпы на головах дворян, отказывавшихся снимать их перед ним.

Несмотря на кровожадный нрав, Дракулу часто называли во Влахии жестоким, но справедливым правителем. Его даже считали героем, так как он разгромил турецкую армию, вторгшуюся в Европу в XV в.

После одного сражения с турками князь Дракула посадил на кол всех пленников. В другой раз он сжег живьем 300 пленных. В1476 г., в возрасте 46 лет, Влад был обезглавлен, а тело его похоронили в монастыре.

Замок Бран стал местом одного из самых кровавых преступлений Влада Дракулы. В наши дни замок часто посещают туристы, желающие узнать о его деяниях.

Елизавета Батори
В 1611 г. венгерская графиня Елизавета Батори была замурована в одной из комнат своего замка в наказание за убийство более 650 молодых девушек. Она убивала их для того, чтобы купаться в их крови, так как считала, что это поможет ей сохранить молодость и красоту.

Графиня была очень тщеславной и боялась состариться и утратить свою красоту, слава о которой шла по всей Европе. Однажды она открыла магическое действие крови, ударив одну из своих служанок с такой силой, что у той из носу хлынула кровь и залила Елизавете все лицо и руки. Графиня сочла, что кровь сделала ее кожу более мягкой и нежной, и решила целиком искупаться в крови. Несчастная служанка была умерщвлена, а ее кровь слили в бочонок и слегка подогрели. Так было положено начало многим жестоким убийствам, продолжавшимся десять лет. За эти годы графиня заманила в замок сотни девушек, обещая им работу и деньги. Вместо этого их бросали в темницу и держали там до тех пор, пока графине не требовалась кровь для новых ванн.


Категории: Вампиры., О нас.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 15 февраля 2009 г.
Призраки среди нас. Foxy 666 11:38:49
Мой бывший муж еще до нашего с ним знакомства жил в районе Рыбацкое Санкт-Петербурга. Жил он тогда всего год в девятиэтажном доме на берегу Невы. В их подъезде на одном из этажей проживал высокий мужчина средних лет. Иногда они встречались в лифте и на улице, но друг друга не знали, естественно, здоровались из вежливости. И вот лет пять назад, когда он уже переехал в другой район, он гостил у своих друзей в Рыбацком и поздно возвращался домой. Возле дома на мокром от осеннего дождя асфальте увидел разбросанные еловые ветки и раздавленные гладиолусы и астры. «Кого-то хоронили», — решил Александр (бывший муж). Тут хлопнула дверь подъезда, и навстречу ему пошел тот самый мужчина. Был он не по-осеннему легко одет, хмур и словно безмерно углублен в себя. На приветствие не ответил.

В течение года Александр довольно часто бывал в этом районе по делам, но его сосед по подъезду что-то перестал ему встречаться. И вдруг на следующий год летом встретился на Шлиссельбургском проспекте, причем был он не один. Рядом с ним шагал другой мужчина, помоложе. Они, как показалось мужу, шли как-то отрешенно, но перебрасывались между собой короткими фразами. А последний раз он видел того длинного возле дома. Тот куда-то спешил и опять не ответил на приветствие. С того дня муж никак не мог отделаться от мысли, что здесь что-то не так и нужно как-то узнать, что происходит. Он решил выяснить у жены последнего, что же такое произошло с ее мужем, если тот перестал здороваться. Вроде бы ерунда, но мысль узнать что-либо о том длинном просто не давала Александру покоя...
Собравшись с духом, муж подошел к той женщине, поинтересовался: здоров ли муж, живет ли он в их доме? Очень удивленная таким вопросом, женщина ответила: «Разве вы не знаете, что мой супруг скончался три года назад?»

Когда муж рассказывал это мне, я скептически отнеслась к его словам. С кем не бывает, ну перепутал человека с другим — вот и все. И никакой мистики. Но недавно я сама была в глубоком шоке. Среди ночи, часа в четыре, я услышала телефонный звонок. Звонили на мобильный, номер был скрыт. Я не ответила, просто взяла и отключила телефон. А на другое утро мне один за другим позвонили несколько моих старых (еще с института) подруг. Все они спрашивали, не звонил ли им кто-то ночью. Мы договорились встретиться. И вот через день в кафе, где мы сидели, одна приятельница рассказала, что в этот день должны быть похороны нашего общего друга. Заподозрив неладное, я спросила у нее, не знает ли она, когда он умер. «Да, — говорит она. — Это случилось позавчера. В четыре часа утра».


Категории: Призраки., О нас.
Прoкoммeнтировaть
Случай на кладбище. Foxy 666 11:36:43
Хочу рассказать историю, которая случилась со мной много лет назад, еще во времена Советского Союза. Мне было лет восемь. Жили мы тогда в украинской деревне, дом наш стоял недалеко от кладбища, третий или четвертый дом. Естественно, с детства мы привыкли к виду могил, совсем не боялись находиться на кладбище, даже играли там. Правда, редко – взрослые всегда достаточно сурово нас наказывали за такие «проделки».

Мы знали там все могилки, особенно детские — уж очень жалко нам было человечков, умерших в таком же возрасте, как мы сами были... Вот, однажды я шла из школы домой, между домов видела кусок кладбища и часть могильных плит. Смотрела краем взгляда, но тут заметила, что что-то было не так.

Присмотрелась внимательнее. Вместо белой могильной плиты с фотографией одного мальчика (мне всегда нравилась эта карточка, что-то в этом мальчике было поэтичное, спишите это на воображение маленькой девочки) был большой камень неправильной формы, а на нем гравировка – изображение парня в армейской форме. Я постояла, посмотрела, подумала еще, что памятник поменяли, услышала, что кто-то меня зовет со двора, побежала туда. Звала меня сестра, я ее потянула обратно посмотреть на новый памятник. Пришли на кладбище, а там все было как раньше – белая плита и фотография мальчика…

Прошло более 20-ти лет, и мой племянник, которому было 18, был призван в армию. Но из военкомата он не доехал до места назначения – их фургон попал в жуткую аварию, столкнулся с бензовозом…

Похоронили племянника на том самом кладбище. Вот и думаю я, а не его ли я видела тогда, в детстве?


Категории: Призраки., О нас.
По ту сторону смерти. Foxy 666 11:34:28
Моя бабушка по матери умерла более 16 лет назад. Произошло это в конце весны 91 года. Для моей матери это, конечно, было большим горем. Но жизнь продолжается, и через некоторое время она успокоилась. И где-то уже в начале осени того же года она с отцом была на даче. Отец на машине поехал в лесок за дровами, а она осталась одна на веранде и перебирала овощи, собранные на огороде. И вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Повернула голову, а в дверном проеме за порогом стоит ее мать, то есть моя бабка. Нужно сказать, что бабушка долго болела (у нее был диабет), была весьма полной женщиной. И сейчас она стоит такая же полная, но вид совершенно здоровый и одета она так, как обычно одевалась. Порог высокий, поэтому обуви не видно, да и такое впечатление создавалось, что она вообще не стоит на земле, а слегка парит. Выглядела она не как призрак, то есть не прозрачная, а совершенно как обычно, даже ветерок чуть шевелил волосы.
Она слегка наклонила голову, смотрела прямо на мать и улыбалась. Ничего не говорила, но моя мать поняла, что она спрашивает что-то вроде: «Ну, как ты?» В глубоком шоке мать отвернулась. Через несколько секунд повернулась — а бабушка стоит. Еще раз повернулась — стоит. И так несколько раз. Происходило все это в пределах трех минут. А когда в очередной раз мать повернулась, бабки уже не было. Мать выбежала на улицу, и тут у нее началась истерика. А через некоторое время подъехал отец. Мне они обо всем рассказали только через несколько дней. И что самое интересное: мать не думала о моей бабке в тот момент, когда она появилась. Горе, конечно, большое, но бесконечно горевать не будешь. Добавлю еще, что мать моя женщина очень серьезная, у нее нет привычки «делать из мухи слона», и поэтому в правдивости ее слов я не сомневаюсь.
А вот вторая история.
Лет шесть назад в городе Ташкенте, где я отдыхала с семьей, меня положили в больницу. Состояние было настолько тяжелым, что операцию назначили на тот же день. Уже через два часа после поступления я лежала на операционном столе под большой яркой лампой. Не скажу, что очень набожна, но на всякий случай я прочитала «Отче наш» перед тем, как мне надели маску... Теперь постараюсь описать, что чувствовала.
Темно... но не потому что нет света, а просто ему не от чего отражаться. Вокруг какой-то вакуум. Теплая спокойная темнота... Я очень стремительно удаляюсь, не лечу, а именно удаляюсь. Я поняла, что умерла, и удаляюсь от того, что являлось моей земной жизнью, и тут что-то во мне возмутилось. Я думала, что много еще не успела сделать за свою жизнь. А еще я думала о том, какие ценности у меня есть, и понимала, что ЗДЕСЬ нет ничего материального, и все богатство, которое у меня есть, — это мои дела и поступки. Что все материальное — так призрачно и здесь никому не нужно. Через какое-то время я попала во что-то вроде комнаты с дверью, к которой я приближалась. Тут где-то в подсознании я услышала голос: «Туда еще рано». Были ли это мои мысли или я услышала кого-то другого, я не знаю, но в тот же самый момент я стала проваливаться куда-то и очнулась. Когда я пришла в себя, операция еще шла. Анестезиолог чуть ли не в истерике бегал вокруг стола, кричал, чтобы хирурги поскорее заканчивали…
В общем, все обошлось. Выписалась я довольно быстро, никаких осложнений не было. Но память об этом «путешествии» осталась на всю жизнь. Не сомневаюсь, что настанет момент, когда я снова туда попаду.


Категории: Призраки., О нас.
Прoкoммeнтировaть
Легенда. Foxy 666 11:17:12
­­
Легенда гласит, что однажды какие-то постояльцы собрались устроить в отеле свадьбу. Невеста, спускаясь по главной лестнице, нечаянно задела шлейфом подвенечного платья один из канделябров. Ткань вспыхнула, невеста ударилась в панику, споткнулась и скатилась вниз по ступенькам, сломав в итоге шею.

Сегодня привидение погибшей видят иногда блуждающим по холлу отеля. Призрак одет, как и в день смерти, в свадебный наряд.
Проклятой лестницей с тех пор пользоваться перестали, да и свадеб здесь больше не устраивают. Плохая примета, говорят.
В том же здании имеется другое зловещее место – комната № 873. Дверь в этот номер давно замуровали, однако место, где она находилась, легко найти. Персоналу запрещено болтать об этом с гостями, но все знают, что в комнате № 873 когда-то была убита целая семья. Призраки погибших постояльцы регулярно встречают в холлах и других помещениях отеля. Рассказывают, что решение замуровать комнату было принято из-за того, что администрация устала избавляться от отпечатков детских пальцев, которые неизменно появлялись к утру на совершенно чистых с вечера зеркалах номера.
­­


Категории: О нас.
Прoкoммeнтировaть
Отрывок из книги «Немецкая история о призраках», 1994 Foxy 666 11:13:37
­­
На рубеже веков переживает расцвет новая фантастическая литература, разрабатываемая последователями Э. По. Она существует независимо от экспрессионизма, который возник позднее, и только в очень редких случаях выступает с ним в едином союзе. Однако этот расцвет совсем не отразился на таком жанре как истории о призраках. Это может показаться странным, но ничего неожиданного тут нет: на протяжении столетий тема призрака имела свое четко очерченное место в литературе, черпавшей эффекты в ужасном. К тому времени уже сложился и стал привычным, потеряв, таким образом, свою новизну, литературный прием создания неуверенности. Фантастическая литература, подобно всем возникшим на определенной почве видам литературы, начиная с детектива и кончая утопией (в том числе и порнография), искала для того, чтобы лучше утвердиться, каждый раз новые, до сей поры не применявшиеся и все более сильнодействующие приемы. Эти приемы не использовали традиционные детали конструкции, которые формировали атмосферу ужаса, наоборот, они творили ужас собственными средствами.

Оскар Паницца при помощи остранения повседневности и даже того, что реально возможно (для этого он ищет новые необычные сатирические ракурсы и создает новые способы, чтобы ввести читателя в заблуждение), избегает «настоящего» привидения, осознавая как призрачную некую, однако допустимую, действительность. Характерное для Поля Буссона привнесение в идеалистическую концепцию воздействия фантастико-мистичес­кого при помощи размышлений и духовных странствий, и, в первую очередь, чрезвычайно безвкусное, как правило, стремление Ханса Хейнца Эверса поразить кровожадностью, сенсационностью и сексуальными отклонениями – все это способствовало превращению садомазохистского щекотания нервов в продукт поточного производства. Все они стремятся в поисках необычного материала к более и более поразительному ужасу в качестве воздействия на нервы, а потому не нуждаются в безобидном маленьком привидении, обитающем по соседству. «Летний призрак» Буссона («Симплициссимус», 7, № 15, 1902/03) и сами исторические новеллы «Бедные призраки» (1909) только названием связаны с историями о призраках, а в его очень своеобразной эротической новелле о призраках «Небольшие причуды Торменто» («Австрийские хроники», 3, 1905) образ историко-мифологиче­ской роковой женщины перекликается образом женщины, являющейся кровососом-вампиром­. Показательным является то, что для усиления эффекта ужасного Эверс призраку простого преступника предпочитает семя повешенного сексуального маньяка, использованное для создания Альрауне (1911), и что вместо исполненного тоски заклинания умершего возлюбленного у него присутствует вполне материальная и действенная некрофилия («Конец Джона Гамильтона Ллевелина» в сб. «Ужасы» (1908); «Худшее предательство» с мертвым женихом в сб. «Страшный сон» (1922).

Карл Ханс Штробль, по-видимому, наиболее продуктивный автор, работавший в немецкой фантастике, которая, однако, составляет только часть его откровенно националистических работ, вскоре после оригинального провидческого начала приходит к чему-то заурядному /в изображении/ зловещего, с избыточными ужасами и страхами и обязательной долей садомазохизма, ритуальных убийств, а также упоения убийствами и сексом. Когда он все же заявляет о сосуществовании страшного и смешного, как о знаке здорового мужского отношения к жизни (предисловие к сб. «Зловещая книга», 1913), то в этом заявлении, выступающем, скорее, как самооправдание, он упускает из виду, что настоящая фантастическая литература создается по иным рецептам, она, напротив, возникает из глубоко болезненного и драматического опыта, из ужаса и абсурда, к которому тяготеют его более поздние, более искусные с точки зрения ремесла зрелые работы. Также как в фантастико-мистичес­ких романах Штробля использован простой дуализм Добра и Зла или Жизни и Смерти, которому подчинены и абсолютно не поддающиеся определению, не вписывающиеся ни в какую мифологическую систему призраки («Гелиогабал Куперус», 1910), и таинственные неантропоморфные существа («Призрак болота», 1920), и спиритические потусторонние духи («Вторжение в Потустороннее», 1920). Компромисс, достигаемый Штроблем, если принять во внимание легкость, с какой хотят в это верить широкие круги читателей, ставит, однако, в конечном счете, под сомнение реальность всех этих персонажей, в том случае, если для ирреального использовано обрамление в виде сна или безумия. Отсюда и появляются в его прозаических текстах наряду с характерными для такого рода сочинений вампирами («Гелиогабал Куперус», 1910, «Надгробие с кладбища Пер-Лашез» в сб. «Зловещая книга», 1913) призраки, обладающие телесностью, но и тут имеется лазейка для возможности в них усомниться.

В «Распутной монахине» Штробля (сб. «Костлявая рука», 1911) архитектор при сносе старого монастыря случайно обнаруживает тайный ход с могилой, где лежит мумифицированное тело монахини Агаты, чья развратная и чрезвычайно порочная жизнь в качестве «роковой женщины» несколько сотен лет тому назад вызвала беспорядки в городе и стала причиной ее казни. Если верить его записям, она почему-то является ему (и только ему) в полночь призраком, преследуемая (такое складывается впечатление) толпой мужчин, и затем исчезает в склепе, куда стало возможным проникнуть в связи с работами по сносу монастыря. При помощи портрета, загадочным образом попавшим в его спальню, она получает все большую и большую власть над его женой, видимо, желая отомстить за то, что покой ее могилы нарушен. Это продолжается до тех пор, пока архитектор не убивает предполагаемую монахиню в новой инкарнации, чтобы избавиться от призрака. Автором предложено конкретное психиатрическое объяснение событий: все случившееся – следствие помешательства, которое тут же из-за ряда оккультных событий ставится под вопрос: «Бывают состояния, отчаянно похожие на безумие, но, тем не менее, не являющиеся таковыми».

Схожим образом судье в рассказе «Актер театра теней» (сб. «Костлявая рука», 1911) видится, будто в доме перед комнатой его умирающей жены появляется силуэт давно почившего актера театра теней. Этого актера он подозревал в связи с ней, и перед освещенным окном он наблюдает любовную сцену с участием их обоих, словно спектакль такого театра. В этих случаях невменяемость или же внезапно нахлынувшее безумие предлагаются в качестве возможного объяснения происходящего. Однако, несмотря на литературные достоинства, это делается на потребу публики. Подобная стряпня только заигрывает с ужасным, поскольку следует за ним лишь из коммерческого интереса, хотя, по сути, с ним не связана и к нему безразлична. Общим знаменателем для собранных Штроблем позже в «Лемурии» (1917) призраков является, пожалуй, некая преодолевающая смерть виталистическая жажда жизни, отчасти сексуальная ненасытность, отчасти жестокая жажда власти или стремление отомстить, которые стремятся удовлетворить своим лемурским способом такая нежить, как привидения и вампиры. Она даже дает возможность исполнителю роли Лаэрта, убитому на театральных подмостках в сцене поединка, мигом овладеть одним больным и несчастным исполнителем роли Гамлета, и на тот раз самому при помощи более острого оружия заколоть своего прежнего убийцу в той же сцене («Лаэрт», сб. «Сомнительные истории», 1907). Преждевременное расставание с несвершившейся любовью побуждает мертвую студентку Беттину явиться безутешному возлюбленному во время балета «Пляски смерти» Гете под маской мертвой танцовщицы; но при этом, правда, остается под вопросом, должно ли ее финальное разоблачение служить ему в качестве утешения (когда она предстает в виде разлагающегося прозрачного трупа) или эту реинкарнацию Беттины под видом женщины-скелета вызывает к жизни лишь эгоистическая жажда любви («Бывают непростые жесты», сб. «Лемурия» 1917). Поскольку у Штробля речь идет не об устоявшемся цельном образе, а, скорее, о развлечении, выбранная связь ужаса и юмора, конечно, весьма легковесна.

Пристрастие Густава Майринка, тщательно следящего за литературной стороной дела, к событиям абсурдным и связанным со смертью, разворачивающимся в мрачной атмосфере, идет на пользу его многоплановым фантастическим романам («Голем», 1915, и др.). Но в его коротких, зачастую насыщенных ужасом рассказах подобное пристрастие лишено хорошо проработанного основания и выглядит, скорее, по-кустарному причудливым и вымученным. В предисловии к «Занимательной книге о призраках» (изд. «Феликс Шлемп», 1915) хотя Майринк и жалуется иронически на то, что добрые старые духи полей, лесов и лугов вытеснены цивилизацией, со своей стороны он не делает ничего, чтобы противостоять этому упадку. То расширенное представление о призраках, что имеет место в его произведениях (а в них введены и оккультные, и спиритические /мотивы/, содержатся упоминания о тайном знании и о мифологических системах, к тому же, среди прочего, есть и ужасы ради самих ужасов), далеко выходит за рамки рассказа о призраках. Сюда относится только набросок «Внушение», где убийца, дважды совершивший подобное преступление, объясняет свой поступок наваждением, навеянным сном, у человека, с совестью, отягощенной виной, когда «тени жертв хватают за пятки убийцу, являются ему в видениях» или когда «убийцу доводят до безумия бредовые идеи о преследующих его мертвецах». Ужасное и таинственное чаще всего служит Майринку лишь для того, чтобы создать настроение («Коагуляция»), как аллегория («Звон в ушах»), или в качестве средства для нагнетания напряженности, как в неглубоком антимилитаристском рассказе «Испарившийся мозг» (все четыре рассказа входят в сб. «Чудесный рог немецкого обывателя», 1913). Таинственное, зловещее и призрачное остается здесь только в качестве ответвления мыслимого представления о мире, где подоплекой является фантастическое, которую современникам предлагается воспринимать серьезно. Такова ли она на самом деле, остается для автора под сомнением. Так, например, в оккультном романе «Зеленый лик» (1916), где высмеян обыденный спиритизм, и в то же время люди, благодаря перевертыванию обычных представлений именуются автором «призраками» в противопоставление настоящим духам, эти люди, словно «лишенные плоти тени», «слепо бредут сквозь бытие».

Другой недооцененный автор даже еще более причудливых и фантастических рассказов о привидениях, ночных этюдов и повествований о сновидениях – это Александр Мориц Фрей, последователь Э.Т.А. Гофмана и современник почитаемого им Майринка, но в отличие от последнего избегающий утрированного оккультизма. В его историях о призраках, равно как и фантастическом романе «Зольнеман-невидимк­а» (1914), то, что представляется сверхъестественным,­ никогда не сводится к рациональному объяснению, однако всякий раз для неверующих имеется запасной выход – сновидение.

Традицию описания дома с привидениями, положенную повестью Э.Т.А. Гофмана «Странный дом», подхватывает рассказ «Пустой дом» (сб. «Темные пути») – история о призраках, вышедшая из-под пера Фрея. Здесь повествователь, заинтригованный тем, что существует некий роскошный, много лет пустующий старый дом, узнает, отчасти благодаря случайности, связанную с ним легенду о привидениях и ее продолжение, а именно: 4 октября 1708 и 1808 гг. там произошли странные, необъяснимые убийства. Ночью 4 октября 1908 г. сам повествователь наблюдает за освещенными окнами и видит собрание людей, одетых по моде начала 18 века, в присутствии которых хозяин дома принуждает пятерых любовников своей неверной жены заколоть ее, после чего сам оказывается заколот и выброшен на улицу. Повествователь находит и прячет у себя письмо с пятью именами, но на следующее утро не может его отыскать: «Мне преставилось, будто все я видел во сне или я все еще спал. Затем я снова почувствовал, что убежден в подлинности мною пережитого. Однако это убеждение скоро расплылось, и на его место снова пришла уверенность в том, что это сон <…>. И чем дольше я размышлял, тем более непостижимым все казалось. Что ты видел, то видел… То, что произошло – прямо перед тобой – в тебе – то произошло необратимо <…>. Насколько это существенно, и в каком мире? В этом ли, в мире действительности, или в каком-то ином мире? < … > Неважно, это действительно было». (Между прочим, сходный сюжет положен в основу рассказа Пауля Франка «Рассказы Гофмана» (сб. «Полуночная книга», 1922). В нем врача вызывают в дом канцелярского советника на Лукасгассе, 16, к больному оспой в некое общество des Dixhuitieme; когда он хочет заявить об этом в полицию, то выясняется, что в полиции канцелярский советник не зарегистрирован, такого номера дома вообще не существует, но сам врач вскоре умирает от оспы).

Таким же недоумением в отношении существования призраков завершается рассказ Фрея «Отец» (сб. «Фантом», 1925). Пожилая домашняя учительница, находясь в отпуске, пытается разузнать о жизни ее отца, художника, который бросил семью и умер в Австралии. В крохотной комнатке кельнской гостиницы, в ночной темноте, она видит нечеткую фигуру мужчины, рассматривающего ее, а затем картину, висящую на стене, после чего мужчина бесследно исчезает. На следующее утро она внимательно изучает мужской портрет и ей кажется, что она может уловить сходство с ночным пришельцем: «Несомненно она видела сон, и ей снилась именно эта картина, детали которой вчера непроизвольно отпечатались в ее сознании <…>. Если же это все действительно было, разве вся эта ночь не могла оказаться одним и тем же сном?» Картина кисти ее отца оказывается портретом прежнего владельца гостиницы. «Возможно ли, чтобы остатки некой личности объединились, вобрали в себя нечто из неведомых сфер, и чтобы они, став видимыми и осязаемыми – пусть лишь на мгновение – блуждали по комнате. Остается открытым вопрос – призрак это или сон, но реальность картины и ее размышления об отце усиливают возможность сверхъестественного­.

О подобном вызывании мертвых посредством мыслей о них повествует также рассказ «Встреча» (сб. «Фантом», 1925). Тут лодочник ночью в открытом море встречается с водяным духом, в которого превратился его друг. Причиной его смерти, возможно, стала вспыльчивость лодочника. Поскольку после разговора с другом он утонул именно на этом месте, и читатели, и лодочник избавлены на этот раз от сомнений в том, что предстало перед их глазами. И, наконец, сюжеты с элементами сверхъестественного­, такими, как, например, предзнаменование, использует Фрей в рассказе «Любопытный» (сб. «Злодеяние», 1928). Путешественник становится свидетелем убийства, он хочет расследовать его и сам становится жертвой именно того убийства, которое он наблюдал как предзнаменование. Появление призраков в рассказах Фрея происходит не ради создания атмосферы невыносимого ужаса, а для того, чтобы исследовать неведомые области человеческой души; для него в первую очередь важно не призрачное, а пограничные случаи возможного сверхъестественного­ опыта.

В отнюдь не обычном рассказе «Обыкновенное привидение» (1920) мнимый покойник присутствует на своем погребении, где его, когда он дает о себе знать, принимают за привидение, дурака или проходимца (сб. «Отрицание»). В другом рассказе трубочист, шутки ради застреленный на крыше, стал с того момента являться привидением из камина, а обезглавленная за измену содержанка делает так, что ее призрачная кровь проявляется (оба рассказа из сб. «Облачение»). Наряду с этим Фрей дает простор для естественного объяснения страшных явлений. «Зловещий вечер» (1923) представляется таковым только по причине причудливой смеси недоразумений, осложнений и путаницы. «Оккультное происшествие» (сб. «Сброд и смех», 1928) становится «оккультным происшествием» только потому, что поведение человека, проникшего в чужую квартиру в поисках кошки, приводит к взаимным обвинениям в супружеской неверности, тогда как для повествователя это служит лишь подтверждением мысли, что «не может произойти ничего загадочного, чего нельзя было бы объяснить совсем просто».

Сказка Германа Эссвайна «Фриц-призрак и Регентруда» (сб. «Мегандер, человек с двумя головами», 1912), направленная против мещанства, изложена автором в непринужденной манере. Здесь сюжетная линия появления призрака используется как бы не всерьез, в качестве фантастического противовеса бесчеловечному и агрессивному обществу обывателей.

Насколько далеко тема призрака отстоит от фантастической литературы 20 века можно понять из рассказа Лео Перуца «Достаточно нажать на кнопку» (сб. «Господи, помилуй», 1930). Это красивое доказательство. Во время спиритического сеанса рассказчик, от лица которого ведется повествование, с помощью медиума заставляет явиться дух некоего доктора Келети, и при этом не признается в том, что последний еще жив, и он беседовал с ним всего шесть часов тому назад. После чего он объявляет произошедшую материализацию надувательством и хочет разыскать доктора Келети в его квартире – и тут он узнает, что доктор именно в это время умер от апоплексического удара. И все же предметом обсуждения является не материализация, не дух, не призрак умершего и даже не сама проблема спиритизма; центральной темой является исключительно то, насколько повествователь морально виновен в смерти доктора Келети. Стало ли причиной смерти доктора его желание или же произошедшая ранее смерть, о которой он не знал, сделала возможной подобную материализацию? Из-за того, что фантастическое принимается как нечто естественное и не подлежащее сомнению, вопрос о моральной вине становится основной темой рассказа. Но окончательно ни этот вопрос, ни возможность убийства при посредстве медиума не могут быть убедительно объяснены, поскольку рассказчик находился только в одном месте. Многозначность фактов не позволяет истолковать их с точки зрения логики, искать объяснение предоставляется читателю, которому, возможно, захочется истолковать их как комплекс вины рассказчика. Путь к мнимому с равным успехом может вести обратно в мир реальности.

Георг фон дер Габеленц, ныне мало востребованный автор фантастических рассказов, внес вклад в историю о призраках в первую очередь новеллой «Белое животное» (1904). В рассказе «Призрак озера» («Южно-немецкий ежемесячник», 1910, январь) повествователю на озере, где «давно умершие бесшумно опускают весла в воду и ставят паруса», является неуспокоившийся мертвец – изобретатель эликсира жизни, дающего бессмертие. Являясь жертвой собственного эксперимента, он познал все отрицательные стороны телесного бессмертия и, в конце концов, стремясь к избавлению, обмотался цепями и нашел смерть в озере. Спектр новелл фон Габеленца, созданных под влиянием Э.Т.А. Гофмана, зачастую аллегорических и наполненных зловещим, и в которых до некоторой степени сохраняется возможность дать происходящему совершенно естественное объяснение, вбирает как изображение смерти людей и животных («Обезьяна» в сб. «Белое животное», 1904; «Красный танцор» в сб. «Заблудившаяся птица», 1905; «Желтый череп» в сб. «Дни дьявола», 1911), так и вампиров – эксплуататорша «Вампир» (сб. «Белое животное», 1904), ведьм («Соблазнительница»­, 1920) и даже роковой женщины, продолжающей и после своей смерти оказывать влияние («Кольцо», 1913). Все элементы традиционного рассказа ужасов эффектно соединены в рассказе «Охотник» (сб. «Из святых и грешников», 1917). С тех пор как барон фон Кинсберг повесил в замке портрет своего предка, одержимого страстью к охоте и предающегося этой страсти даже в загробном мире, в его владениях начинает творить бесчинства какой-то браконьер. Барон подозревает своего предка. Во время погони за браконьером барон был застрелен; в его судорожно зажатом кулаке находят пуговицу убийцы, а на портрете с той поры отсутствует точно такая же пуговица.

Элитарные, манерно фантастические попытки Оскара А.Х. Шмитца с помощью привидений придать реальность сверхъестественному­ и тому, что имеет сущность, скрытую от глаз, приводят к созданию новелл, где фигурирует расщепление личности на метафизическое, духовное Я (сверх-Я) и материально-инстинк­тивное Я (Оно), которое противопоставляется­, например, как в случае с господином фон Хиргайстом («Единственный здесь человек духа»), его обретшему самостоятельность отражению в зеркале, называемому призраком («У господина фон Хиргайста сегодня гость» в сб. «Затмение человечества», 1918). Гипотеза об энергетическом подкреплении привидений предлагается в рассказе «Господин фон Пепинстер и его пугало» Шмитца. Призрак в этом рассказе – «наполовину отмершая душа, остаток души» – чтобы поддержать свое существование тайно высасывает бесцельно растрачиваемую жизненную силу живых и, если удается, разрастается так, что становится видимым материально. Поэтому призрак завладевает надетой на пугало одеждой некоего фон Пепинстера, богатого господина, и сохранившимися в ней его жизненными инстинктами до такой степени, что прежний их обладатель теряет всю инициативу, энергию и силу воли. Призрак полностью заменяет его в хозяйственной деятельности, подменяет его у возлюбленной, в результате того устанавливают в его собственном поместье вместо пугала и так неприметно для всех кончается его жизнь: налицо обмен личностью с призраком.

Попутно заметим, что жизненная сила может идти и в обратном направлении. В рассказе «Призрак» Манфреда Кюберса (сб. «Гротески», 1922) рассказчик с помощью пылесоса избавляется от беспечного призрака, который, невзирая на угрозу кухарки рассказчика отказаться от места, не желает прекратить свои посещения. В этот пылесос он просто всасывает призрак.

Для столь узко вычлененной по сюжету разновидности текстов, как рассказ о призраках, традиционные описания литературных течений в виде некой классификационной системы дают мало опорных точек, поскольку пронизывающие различные эпохи межтекстовые связи могут сильнее бросаться в глаза, чем сходство текстов у авторов, принадлежащих к одной эпохе, или чем сходство работ одного и того же автора на разных этапах творчества. Поэтому нельзя отрицать, что, вычленяя сюрреализм в узком смысле этого слова – по отношению ко всепроницающему сюрреализму всей фантастической литературы и литературы о призраках – нельзя избежать некоторого произвола, поскольку подобные сюрреалистические тенденции проясняются скорее во всем объеме созданного автором, а не в отдельных текстах, где идет речь о призраках и доля которых в любом случае незначительна.

Призраки в романе, бесспорно относящемся к области сюрреализма, такого, например, как роман Альфреда Кубина («Другая сторона», 1909) или Карла Эйнштейна («Бебукин», 1912), едва ли хоть в какой-то степени важны для того, чтобы отнести эти романы к историям о призраках. По определению, в сюрреальном границы реальности и ирреальности настолько размыты, что сверхъестественное не отличается от того, что его окружает. И там, где все в равной мере чрезмерно действительно, исчезает сопротивление от прикосновения с какой-либо ощутимой действительностью, благодаря чему такие истории о призраках приобретают значительную энергию и привлекательность. Так, Небукаднецар Бём в «Бебукине» Эйнштейна может в течение долгого времени пребывать абсолютно мертвым и уже после своего «блаженного успения» выступать в качестве духа или призрака; для оценки этого персонажа в ряду других сюрреалистических персонажей романа и для его восприятия читателями это различие несущественно.

Если в рассмотренной выше фантастической литературе ужасов для передачи зловещей атмосферы предпочтение отдается куда более сильнодействующим раздражителям, чем введение в сюжет призраков, то в не связанной никакими ограничениями сюрреалистической литературе, не относящейся к тем, что служат в первую очередь для нагнетания страха, ослабление интенсивности ужаса может столь же часто служить признаком скорее некоего аллегорического использования призраков, как, например, в стихотворении Кристиана Моргенштерна «Призрак» (сб. «Гингганц», 1919). С другой стороны, подобное использование персонажей-призрако­в не нуждается ни в каких конкретных и жестких ограничительных рамках; привлекательность его может состоять именно в том, что намерение четко не обозначено, а, напротив, как бы витает в воздухе.

То же самое, с другой стороны, относится к рассказу «Первый час после смерти. История о призраках» (1916) члена «пражского кружка» Макса Брода. Барон фон Клюм, опытный «реальный политик» и министр, имеет заготовленный на все случаи жизни некий лишенный смысла, по сути своей, проходной и ограниченный запас высказываний, которые служат для того, чтобы признать, пожав плечами, некую данность, и только мысль о возможности умереть, даже не то, что он станет мертвецом, время от времени кажется ему ужасной. Как-то ночью, после напряженного рабочего дня, он сталкивается у себя в кабинете с призраком только что умершего человека. Это явление, иногда именуемое духом или фантомом. Его потусторонность проявляется в том, что он постепенно становится высотой в два человеческих роста, и в том, как он сжимается, будто конденсируясь, превращается в прозрачную разреженную материю, становится невесомым. По его словам, он принадлежит некому другому миру, миру сильфид, «только что в этот мир умерших», и рассматривает это промежуточное состояние нахождения между более высокой и более низкой сферой, между избавлением и проклятием, как метафизическое наказание за совершенные грехи. В разговоре с министром он объясняет эти предполагаемые проступки недостатком самоконтроля, пустым самообманом и невниманием ко множеству поначалу кажущихся бессмысленными мелочей, а также как недостаточное стремление к абсолютной Правде, скрытой за нагромождением тривиальной лжи, делая это «по необходимости и по привычке», в угоду некоей «обманчивой видимости вечной занятости», короче говоря, искажения идеалов и того, что существенно в жизни. В «сочувствии к бедному заблудившемуся привидению» реальный политик раскрывает свое сочувствие к себе самому и к тем перспективам, что ждут его после смерти. Призрак после исповеди исчезает, уходя в новую, более совершенную сферу, а министр осознает, что для того, чтобы покончить «с убогостью и лицемерием, массовыми смертями и горестями, «следовало бы начать с себя», но тут же в объятиях своей возлюбленной вновь возвращается к привычному и после единственного просветленного мига самосознания и раскаяния возвращается к прежнему порядку вещей.
­­


Категории: О нас.
Прoкoммeнтировaть
Легенды о призраках и призраки в нашей жизни. Foxy 666 11:04:24
­­
Предлагаю благородным эрам и нобилям поговорить на тему призраков и фантомов, о легендах о них и о ваших личных встречах с ними.В качестве зачина вспомню одну старую эстонскую легенду о Продавце Кожи.
В современном Таллине есть район Лаасна Мяэге(в бытность свою имел счастье жить неподалеку. ),что в переводе с эстонского означает Черная Гора.Именно там поздней осенью появляется нечто, что издавна прозвали Продавцом Кож.
Легенда гласит, что еще в 16 веке во время Ливонской Войны на территории Эстонии действовал один шведский полководец, знаменитый своей жестокостью.Как то раз, его армия была вынуждена вести боевые действия зимой.А в обозе не хватало сапог и кожи для их изготовления, зато было очень много пленных.Кровожадный­ швед не колеблясь, приказал своим воинам убивать пленных и сдирать с них кожу на сапоги.Приказ был неукоснительно выполнен, причем излишек кожи удалось выгодно продать....
С тех пор осенними ночами можно видеть закованного в латы всадника, с притороченными у седла тюками кожи.Впрочем, о его приближении можно догадаться по запаху невыделанной кожи.Дьявол проклял полководца и повелел ему после смерти разьезжать по ночам до тех пор, пока кто-нибудь не согласиться купить у него человеческую кожу.Однако шанс на это ничтожно мал, ибо купивший кожу сам займет место призрачного всадника.
­­


Категории: О нас.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 24 января 2009 г.
Дьявольские цитаты из книг 666666666666666666 15:08:28
 Настоящий Дьявол может сделать что-то хорошее только одним способом — играть роль самого себя, чтобы выставить зло напоказ. Если только не считать, что он творит добро, когда сеет зло. Но в таком случае Бог получается чудовищем, правда? А Дьявол — просто частью божественного замысла.
(Энн Райс История похитителя тел)
­­
А правду – как ее скажу, если даже Мое Имя невыразимо на твоем языке? Сатаною назвал Меня ты, и Я принимаю эту кличку, как принял бы и всякую другую: пусть Я – Сатана. Но Мое истинное имя звучит совсем иначе, совсем иначе! Оно звучит необыкновенно, и Я никак не могу втиснуть его в твое узкое ухо, не разодрав его вместе с твоими мозгами: пусть Я – Сатана, и только.
(Леонид Андреев. Дневник Сатаны)
­­
Сатана, о котором вы говорите с состраданием, никогда не потревожит покой чистой удовлетворенной души. Равные сходятся: падший ангел ищет одинаково падших, и дьявол, если есть он, делается товарищем тех, кто находит удовольствие в его учении и обществе. Легенда говорит, что он боится распятия, но я бы сказал, что если он и боится чего-нибудь, так это того «сладоствного довольства», которое воспевает Шекспир и которое служит надежной защитой против зла.
(Брем Стокер. Скорбь Сатаны (Ад для Джеффри Темпеста))
­­
Прoкoммeнтировaть
Foxy 666 08:47:26
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Foxy 666 08:02:09
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Адский стих. Foxy 666 07:58:33
­­
Адский стих.

Дорогу эту ты забудь
И никогда не возвращайся,
Но ждет тебя не легкий путь,
Со спокойствием ты распрощайся.
Стезя ведет тебя не в рай,
Не к ангелам на небеса,
А ждет тебя чудовищ край,
Зеленой кожи змей краса.
В ущелье ада падай вниз,
Как камень, сброшенный с горы,
Пугая стаи серых птиц,
И попадешь ты в адские миры.
­­
Вариант 1.

Дорогу эту ты забудь
И никогда не возвращайся,
Но ждет тебя не легкий путь,
Со спокойствием ты распрощайся.
Душа твоя лишь мне подвластна,
Теперь она заложник мой
И для других она опасна.
Ты слышишь на горе той вой?
Стонут это души, подвластные мне,
Они свободы жаждут, но и крови,
Это наказание твоей душе-
Издавать вечность эти стоны.
Стезя ведет тебя не в рай,
Не к ангелам на небеса,
А ждет тебя чудовищ край,
Зеленой кожи змей краса.
Не хочешь жизнь такую души?
Ну, что ж, скорее за мной,
Тогда по совету ты согреши,
Хотя эта жизнь не чернее иной.
В ущелье ада падай вниз,
Как камень, сброшенный с горы,
Пугая стаи серых птиц,
И попадешь ты в адские миры.
­­
Вариант 2.

Ты пришел ночной порою
В мою пещеру на краю,
Но встречи я не рад с тобою,
Я это прямо говорю.
Я ненавижу всех людей,
В них силы нет и духа,
Исчезни ты же поскорей,
Поверь, я буду рад разлуке.
Дорогу эту ты забудь
И никогда не возвращайся,
Но ждет тебя не легкий путь,
Со спокойствием ты распрощайся.
Но знай, теперь ты будешь жить
Среди посланцев подземелья,
С волками жить- по- волчьи выть,
И ты готовить будешь зелье.
Стезя ведет тебя не в рай,
Не к ангелам на небеса,
А ждет тебя чудовищ край,
Зеленой кожи змей краса.
И год пройдет, и два и три,
Не будешь рад своей судьбе,
Со всем проститься захочешь- скажи,
И в этот миг я посоветую тебе:
«В ущелье ада падай вниз,
Как камень, сброшенный с горы,
Пугая стаи серых птиц,
И попадешь ты в адские миры.»
И ты последуешь совету,
И повинуясь, прыгнешь ты,
И крикнешь холодному ветру:
«Ты свободен, но я не ты».
­­
Вариант 3.

Дорогу эту ты забудь
И никогда не возвращайся,
Но ждет тебя не легкий путь,
Со спокойствием ты распрощайся.
Ты путь свой сам избрал однажды,
И для себя давно решил,
Что лучше мертвым быть, хоть дважды,
Чем по пути идти, что не мил.
Ты смерти просишь у меня,
Но ты уж мертв давно,
Не веришь, что тебя
Черти утащили на дно.
Стеза ведет тебя не в рай,
Не к ангелам на небеса,
А ждет тебя чудовищ край,
Зеленой кожи змей краса.
Но раз не веришь, что в аду ты,
Раз хочешь умереть ты вновь,
Подними свои ты руки,
Приготовься свою видеть кровь.
В ущелье ада падай вниз,
Как камень, сброшенный с горы,
Пугая стаи серых птиц,
И попадешь ты в адские миры.
Ты думал- попадешь в другие места,
Что хозяин будет иной,
Но как и раньше с тобой Сатана,
Такой уж жребий в мире твой.


Категории: Стихи., О нас.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Стих про нечисть. Foxy 666 07:55:43
­­
У меня есть нож, есть арбалет
Они служат мне уже тысячу лет
У меня есть лес, это мой дом
Всю свою жизнь обитаю я в нём.
Моих прошлых лет порвана нить
Я по-новому научился жить
Человек исчез, его больше нет,
А из тела его демон вышел на свет.
Нынче все духи от феи, до беса
Меня называют хозяином леса,
Мне преданно служат лохматые твари,
Со временем все уважать меня стали.
Заклинанием плоть вызываю свою
Всё того же охотника в ней узнаю
И зелёная кровь оживляет её,
Только сердце стучит уже не моё.
­­


Категории: Стихи., О нас.
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 18 января 2009 г.
Исповедь Дьвола вампиру. Foxy 666 11:43:22
­­
[Там нет людей, деревьев, трав,
Там лава бьет ключом,
Лишь Дьявол в этом месте прав,
Он будет палачом.
"Ты, грешник, помолись теперь,
Я вижу страх в глазах,
Ты постучался в ада дверь
Твой труп лежит в кустах.
Чего ты медлишь?Душу дай!
Ты слышишь болей крик?
Не хочешь отдавать? Продай! Я дам счастливый миг!
Ты будешь счастлив, мне поверь!
Но как взойдет луна
Из тела выйдет лютый зверь
И это буду я!
А как же ты? Да ты умрешь!
Ни тела, ни души,
Быть может ты тогда поймешь,
Что жизнь твоя-гроши.
Грешили все? Ну чтож, тогда
Ты можешь уходить,
Но помни только, никогда
Не сможешь кровь пролить.
Твой голод, грешник, знаю я,
Он мне знаком давно,
Вампиры-дети для меня
И я карать готов.
И что теперь их скажет Бог,
Когда узрит меня?
Что я люблю своих сынов
И убиваю я.
И чем Он лучше, если так?
Чем лучше, чем добрей?
Он просто слеп и он дурак,
А я совсем не змей!
Ты видишь тьму?Ты видишь свет?
Там нету ничего,
Все это полный подлый бред,
Он нужен для Него.
Он этот бред благославил
И людям дал мораль
Как будто он их всех любил,
Но он на всех плевал.
А я не злое существо,
Я справедлив и горд,
Я позабыл мечту давно,
Я просто Темный лорд!
Скажи мне, виноват ли я,
Что все сказал как есть?
Из рая выгнали меня-
Я очутился здесь...
Да черт с тобой!
Зачем ты здесь?Зачем пришел сюда?
Ты видишь смерть над головой,
Но в этом ли беда?
Ты жалкий трус!
Тебе сидеть- в собачьей конуре!
Ведь крови ты отведал вкус
И здохнешь на заре!
Ты зришь? Я- Бог!
В моих руках- все жизни на земле,
И чем же я настолько плох,
Чтоб прятаться во тьме?
Эх, грешник, если бы хоть раз
Ты видел мою боль,
А этот дьявольский экстаз
Мне сыплет в рану соль.
Иди ж, вампир,
Но знай, сейчас я милостив с тобой
И если вдруг начнется мир
Я выйду с Светом в бой!"
Вампир ушел, А Дьявол сник,
Он рад был говорить
И в лавы луже свой же лик
Не мог уже сносить.
Он знает, что пройдут века
И згинет род людской,
Тогда он Богу даст пинка,
Найдет внутри покой.
Слеза, сверкая в темноте
Упала на скалу,
Он видит девушку в фате
И розы на полу...
Там нет людей, деревьев, трав,
Там лава бьет ключом,
Лишь Дьявол в этом месте прав,
Он будет палачом!! ]
­­


Категории: Стихи.
Прoкoммeнтировaть
среда, 14 января 2009 г.
Скромненький такой стих. Foxy 666 17:08:53
­­
Мой дом в лесном краю - обитель древних звуков:
Вой волка, тень лисы, охота серых сов...
Над домом - знак Стрельца с его разящим луком
И блеск прохладных звезд в созвездье Гончих Псов...

Скрипучий мой приют у озера лесного:
Как антрацит черна стоячая вода...
В полночный дивный час (о, Боже! снова, снова...)
Я слышу тихий глас и прихожу туда...

Укрыты берега озерною осокой:
Приходит Он ко мне, не смяв живой травы...
Он бледен как всегда... Неистовый, высокий...
В Его глазах огонь, но губы холодны...

Волненье прячь - не прячь, не спрячешь ожиданья:
Улыбка, нежный взгляд, кивок, полупоклон,
Ладони ледяной дрожащее касанье...А сердце -
(детский мяч) еще чуть-чуть, и, вон! Исполнен Он тоски...
Страдание немое Рвет оборотня плоть...

Мертвы, черны края... Он бредит,Он кричит,
Почти хрипя и воя: "Любимая моя... Ведь ты жива...
А я..." Озерную траву я рву и режу руки, пытаясь отрезвить
Безумную, себя...Горят Его глаза: он видит кровь! И муки
Становятся страшней...

" Уйди, прошу тебя..." Как сильно тяготит и манит
Запах раны! А белоснежный клык уж рвет Его десну...
И разум сладко - пьян от алого тумана: (так дикий зверь
Зовет и чувствует весну...)

Но я, не отстранясь, ладонями касаюсь Холодных губ...
Глаза лишь могут говорить: "Когда я ухожу, я каждый раз
Прощаюсь...Я так тебя люблю... Я не могу убить..."
Мой дом в лесном краю - обитель древних звуков.

Там нет людей, костров, неслышен лай собак, Над домом
- знак Стрельца с его разящим луком, Озерная трава...
Вампира тихий шаг...
­­


Категории: О нас., Стихи.
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Foxy 666 16:55:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Foxy 666 16:35:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 8 января 2009 г.
666666666666666666 14:25:07
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 7 января 2009 г.
Foxy 666 09:14:37
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 4 января 2009 г.
Foxy 666 07:18:30
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 1 января 2009 г.
Дриады. Foxy 666 07:14:32
Дриады. (др.-греч. , от — дерево, в частности дуб) — нимфы [1], покровительницы деревьев. Существовало поверье, что человек, ухаживающий за деревом, пользуется их особенным покровительством.

См. также Гамадриады.

Дриады. — нимфы, покровительницы деревьев. Иногда дриады именовались по названиям деревьев. Самые древние из известных нимф — дриады, родившиеся из капель крови Урана Уран и обитающие в Ясене ясень, мелиады (Мелии). Они единственные из нимф, которые смертны. Считалось, что дриады неотделимы от дерева, с которым связаны, а люди, сажающие деревья и ухаживающие за ними, пользуются особым покровительством древесных нимф. Самая известная из дриад — Дриопа.

По некоторым представлениям Дриады могут вселяться в какое-либо дерево, а так же принимать человекоподобный образ и на астральном плане общаться с людьми. При этом они не теряют свою связь с лесом, могут сливаться с деревьями и становится незаметными. Некоторые считают, что на листьях дерева дриады всегда лежит зеленовато-золотист­ая тень.

Представление об их облике неоднозначно. И прекрасное в нем сочетается с необъяснимым, пугающем, чуждым, а значит отвратительным для многих. Для древних греков, любящих прекрасное, они — юные девы с мраморной кожей, нашли свое воплощение во многих прекрасных статуях. Для греков они являлись олицетворением природы, а значит хаотического начала. Поэтому характер их часто зависел от настроения и имел нотки взбалмошности. Так же многие из них были дикими, любящими свободу существами.

Дриады — нимфы, следящие за всеми растениями. Считаются самыми красивыми и самыми жестокими. Все несчастья с людьми в лесу — на их совести. Они очень любят повеселиться. Часто их шутки оказываются злыми. Но реального вреда они причинить не могут. Человек попадает под их власть, если испугается. Узнать дриаду среди обычных женщин почти невозможно — она ничем не отличается от человека, даже одевается также. Она старается не появляться там, где причиняют вред растениям. Если же дриада кого-нибудь заметила за этим, его до конца жизни будут преследовать несчастья.



Современные представления.
Сейчас среди так называемых цивилизованных людей популярен, так скажем, путь возвращения к природе. Поэтому древние традиции, культы и понятия воскресают вновь, хотя они носят на себе печать прогресса. Сейчас деревья и их духи связаны с такими словами, как астрал, энергия, параллельный мир.

Тогда как для некоторых народов нашей планеты, все еще живущих первобытно общинным строем, духи природы — нечто иное. Дерево может давать пищу, кров, топливо, строительные материалы или лекарственные ингредиенты. Для них дерево — свято, оно не является еще одним инструментом/средст­вом, в унизительном смысле этого слова.

Некоторые современные колдуны и ведьмы считают, что лесные духи принадлежат к классу элементалов (Элементаль), то есть обитателей астрала, надеющихся подняться до человеческого достоинства. То есть ниже себя. Такое понятие возникло из-за того, что человек во многом покорил стихию, нашел средства защиты от бедствий. Считается, что они обладают некоторым инстинктивным умом. И их внешний вид меняется вместе с предметом, к которому они приурочены.

Их услугами пользовались когда-то розенкрейцеры при своих чудесных исцелениях, ибо элементалы — слуги по природе и, естественно, повинуются развитому человеку.

Элементалы обладают довольно значительной властью над материей, потому что обитают в пограничной области между материальным и астральным планами. Они могут производить исцеления или вызывать удивительные видения. Элементалы материального царства производят, при хорошем руководстве со стороны оператора — все алхимические феномены. Элементалы же животного царства воспроизводят большую часть медиумических явлений. Одним словом отношение людей к духам природы резко переменилось со времен древней Греции. Теперь дриады — слуги, а не мудрые помощники и покровители.


Категории: О нас.
Прoкoммeнтировaть
среда, 31 декабря 2008 г.
С наступающим 2009 годом.) Foxy 666 13:41:07
­­
Вся Нечить этого сообщества!!!

Йа поздравляю вас с наступающим Новым годом!!!
Не давайте простым смертым подумать,что нас не сущетвует!!!
Всего самого лучшего в новом 2009 году!!!
Люблю всех вас!!!

­­
Навеки ваша Foxy 666.

­­


Категории: Праздники.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 25 декабря 2008 г.
Foxy 666 15:36:25
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 24 декабря 2008 г.
Язык вампиров. Foxy 666 10:48:32
Можно предположить, что данный язык появился как охотничий, вспомогательный, что определяет его особенности: 1. Отсутствие личных местоимений. Предмет всегда определяется существительным, вне зависимости от того, оправданно ли это стилистически. 2. Отсутствие деления по родам - условной заменой этому является деление слов в зависимости от одушевленности/неод­ушевленности: одушевленные существительные - имена, прозвища, слова, касающиеся определения статуса, - заканчиваются на -у (носфеу, ррушу, джедху, неру, дру) либо на согласную (джедуш). Неодушевленные - на -а (каа, теа, коа, негоа). Исключения: Нег - ночь (н.), Мро -властелин (о.), Тиру - любовь (н.), ашшха - человек, жертва (о.?) 3. Множественная форма образуется путем прибавления к форме единственного числа окончания -и: ррушу -рруши, джедху - джедхи, носфеу - носфеи. Ги - свет изначально является существительным множественного числа. 4. Прилагательные, определения образуются путем механического прибавления слова, определяющего предмет, к существительному, этот предмет называющему (при этом оба слова произносятся слитно): негоа-неру - смертельный либо, иначе, вымерший клан, рруш-носфеу – убивающий вампиров, нег-ашшха - ночная добыча, ночной человек. 5. Предложения не согласованные, а позиционные, иначе говоря, значение слова зависит не от его формы, а от его положения внутри предложения. Схема предложения: Определение\существ­ительное (подлежащее) + определение\существ­ительное на которое направлено действие + слово, обозначающее, в каких отношениях находятся между собой предыдущие существительные (предлог) + глагол + слова, определяющие место, время, обстоятельства действия. Пример: Ссамгхаи-неру ДруГи рруш нег-та - Чужаки сегодня ночью убили Ждущего Свет. Алфавит включает в себя 5 гласных букв: А [а], Е ['э], И ['и], О [о], У [у] - и 13 согласных: Г [г; г'], Д [д], Дж [дж'], К [к], Л [л], М [м], Н [н; н'], Р [р'], С [с], Т [т'], Ф [ф'], Х [х], Ш [ш']. (Знак "'" после звука означает, что он смягчается, если за ним следует звук [э] или [и]; если указана только мягкая форма, то звук произносится мягко вне зависимости от последовательности букв; если мягкой формы нет, то звук, соответственно, остается твердым).

Существительные.
Как уже было указано, в Дхатги Носфеу нет деления по родам. До некоторой степени оно компенсируется разделением С. на одушевленные и неодушевленные. Одушевленные существительные - имена, прозвища, слова, касающиеся определения статуса, - заканчиваются на -у (носфеу, ррушу, джедху, неру, дру) либо на согласную (джедуш). Неодушевленные - любые слова, не относящиеся к предыдущим - заканчиваются на -а (каа, теа, коа, негоа). Исключения: Нег - ночь (н.), Мро -властелин (о.), Тиру - любовь (н.). Множественная форма образуется путем механического прибавления звука [и] - если слово оканчивается на согласный или гласный звук, либо, если в конце имеются две и более гласных, то путем замены последней из них на [и]. Например: Ака (подарок) - Аки, Ссамхг (враг) - Ссамхги, Теа (жизнь) - Теи. Примечание: ВО МНОЖЕСТВЕННОМ ЧИСЛЕ НЕ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ слова Нег (ночь), Каиг (день) (вместо них употребляются множественная форма слов Гитха и Коатха). Ги (свет) изначально является существительным во множественном числе, в единственном не употребляется. Прилагательные, причастия, деепричастия. Слова, определяющие количественные и качественные признаки существительного, образуются путем механического прибавления слова, определяющего предмет к слову, этот предмет называющему, например: Гитха, Друнег, Имссамхг.



Числительные.
У вампиров довольно сложная системя исчисления - двадцатиричная. То есть все числа до 20-ти определяются одним словом, а далее - отдельно укаазывается количество "двадцаток", "двухсоток", "двухтысячек" и т.д. Выглядет сложно, но на самом деле - не слишком:
Им - один
Ит - два
Ир - три
Ира - четыре
Ига - пять
Мита - шесть
Мива - семь
Маа - восемь
Гра - девять
Ноа - десять
Неа - одиннадцать
Ниа - двенадцать
Н'на - тринадцать
Ина - четырнадцать
Иша – пятнадцать

Ика - шестнадцать
Ихка - семнадцать
Хка - восемнадцать
Хкоа - девятнадцать
К'ка - двадцать
К'ката - двести
К'катара - две тысячи.

Таким образом, двадцать два в Дхатги Носфеу -К'КАИТ, сорок восемь - ИТ-К'КАМАА, двести пятьдесят шесть - К'КАТА ИТ-К'КАМИТА, семьсот девяносто девять - ИР-К'КАТА ГРА-К'КАХКОА, четыре тысячи двадцать - ИТ-К'КАТАРА К'КА и так далее. Возможно, подобная система исчисления встречается только в Мро Дхатги Носфеу, языке церемоний и легенд (переводить большие числа, если честно, довольно сложно... хотя и забавно:)­.

Глаголы.
В Дхатги Носфеу употребляются только в "неопределенной форме" ("что делать?"). Характер и время, а также количество лиц в этом действии участвующих определяются другими словами. Пассивная форма образуется путем добавления к глаголу в активной форме приставки НА-, например: НА-ДРА - "ищется", НА-АК - "дарится", НА-ДЖЕД - "берется" и т.д. Чаще всего употребляется в безличных предложениях (в МРО ДХАТИ НОСФЕУ) либо (в обыденном ДХАТИ НОСФЕУ) предложениях от первого лица: АШШХА НА-ДРА ГАА'ТХА ДРАШШХА НА-ДРА, ДРАШШХА НА-ДРА ГАА'ТХА ДЖЕДУШ НА-ДРА. Однако существует такое понятие как, условно говоря, направленность действия: прибавление окончания -х можно считать равнозначным словам "заставлять делать так других". Например: АК (дарить) - АКХ (вымогать, требовать, просить), ДРУ (ждать) - ДРУХ (опаздывать), ДРА (искать) - ДРАХ (прятаться), ТИРУ (любить) - ТИРУХ (нравиться) и т.д.


Наречия.
В Дхатги Носфеу определяют характер, время и место события. Время измеряется в ТХА (прим. "сердцебиение", "капля крови"), равный, приблизительно, 0,8 сек. 200 ТХА образуют 1 АТХА. В сутках (НЕКАИ) - 540 АТХА. 20 НЕКАИ образуют 1 АНЕ, 20 АНЕ - 1 АТЕА. В настоящее время этот календарь не используется

СЛОВАРЬ ВАМПИРОВ
Ак - давать, дарить.
Аига - солнце
Ашшха - человек, добыча.
Ги - свет.
Гитха - время; слово имеет негативный оттенок - время, как необходимость спешить укрыться от света.
Джеа - верность, покорность
Джед - давать
Джедуш - Мастер, Повелитель (полное - Негоа-Джедуш - дающий смерть); редко - дающий.
Джедх - брать
Джедху - вассал (Негоа-Джедху принимающий смерть); редко - берущий.

Дру - ждать, ждущий.
Ита - вечность, бессмертие.
Каа - кровь; в широком смысле - основа жизни, понятие, близкое к душе
Каиг - день.
Коа - тьма, темнота.
Лаух - черный.
Меа - мой.
Мро - властелин.
Нег - ночь.
Негоа - смерть
Неру - клан.
Носфеу - вампир.
Ош - слово, обозначающее отрицание
Рокаак - стрелять.
Рокааку - стрелок.
Рруш - убивать.
Ррушу - убийца.
Ссамх - враг.
Ссамхгаа - чужой, другой, непохожий; чужак; ссамгхаа-неру - принадлежащий к чужому клану, приближается к значению ссамх.
Т'ашшха - Охотник (не-жертва)
Тга - правда, истина; слово, обозначающее согласие.
Тиру - любовь.
Т'тга - ошибка, ошибаться (дословно - неправильность); синоним - ош
Т'та - как глагол - иметь, приобретать, покупать; как предлог - слово, обозначающее максимальную степень приближения, принадлежности (к, с, вместе с).
Т'те - как глагол - принадлежать; как предлог - синоним т'та
Тэа - жизнь, существование.


Категории: О нас.
комментировать 40 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 22 декабря 2008 г.
[Навсегда] 666666666666666666 18:08:15
 
Тихая летняя ночь,
Воздух дрожит от жары,
Тьмы непокорная дочь
Духу приносит дары.
Мягко ложится букет
На сероватый гранит,
Крытый десятками лет,
Память ее он хранит.
Кровью покрыты листы
Белых, невинных цветов;
Годы прошли с той весны,
Но на щеках ее кровь.
Тихо катится слеза,
Будто по шелку рубин,
И неживые глаза
Болью глядят из глубин.
Может любить вампир
Смертного, как живой?
''Нет'' - отвечает нам мир.
''Да'' - знаем мы с тобой.

­­


Категории: Стихи
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
 


†...Всякая нечисть...†Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
йау люди кто не спит?
>O<'''
пройди тесты:
Мемуары Балерины Эммы Круз - 77, 78...
вы....
Демон Асакура. XХXХ
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх